16:48 

Я СДЕЛАЛЬ!

Avogadro constant
Ну не мелочись… Наденька.
В рамках борьбы с писательским блоком перевела фанфик по новому Кинг Конгу.
Джеймс Конрад/Редж Сливко

Ссыкотно, однако.
Ссылка на фикбук

15.05.2017 в 16:45
Пишет Avogadro constant:

Кинг Конг: Остров черепа / Kong: Skull Island
Название: Уроки танцев / Learning to Dance
Автор: reg_slivko
Переводчик: Avogadro constant
Фандом: Кинг Конг: Остров черепа / Kong: Skull Island
Размер: миди (7668)
Пейринг/Персонажи: Джеймс Конрад/Редж Сливко
Категория: слэш
Жанр: флаф, первый раз, романтика
Рейтинг: NC-17
Саммари: Джеймс Конрад учит Реджа Сливко танцевать. Он учит его жить в мире с собой. После танцев он учит его другим не менее приятным вещам.

Примечания автора: Все косяки - мои. Бэты не было. Все плюшки и благодарности reg_slivko, любезно давшему разрешение на перевод и публикацию.
Коммерческая выгода не преследуется.
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/10402857/chapters/229...



Глава 1
Уроки Танцев.


Отношения между Джеймсом Конрадом и Реджем Сливко сложились довольно странные. Это легко объяснялось разницей положений в социальной иерархии. Редж немного благоговел перед Джеймсом, тот находил его довольно забавным, и все оставалось в рамках приличий, хотя в целом события развивались не самым лучшим образом. Потом Джеймс спас жизнь Реджа, а тот спас вообще всех, и все стало совсем сложно. Как только выжившие вернулись на авианосец, легший на обратный курс, все начали праздновать. Там Конрад и Сливко обнялись, и объятие продлилось это немного дольше положенного. В течение первых дней плаванья вышло так, что один из них всегда пялился на второго. Когда тот, на кого смотрели, ловил взгляд смотрящего, то тот немедленно отворачивалась, но затем все повторялось. Если быть до конца честным, то Конраду это чертовски надоело. Редж, казалось, был полностью удовлетворен их дружбой, и это сводило Конрада с ума. Как мог Сливко не замечать, что происходит на самом деле? Джеймс всегда был проницательным, но теперь он не был уверен в себе: не принимает ли он желаемое за действительное. За десять лет постоянного посещения гей-баров по всему миру Джеймс видел множество мужчин, занимавшихся всеми видами гнусностей, и понимал, что Редж тоже может оказаться гомосексуалом. Однако Конрад боялся открыть ему свою ориентацию. Было бы очень неловко перепутать чужую благодарность за спасение жизни с желанием трахать парней в задницу.

Джеймс вздохнул и провел ладонями по лицу, пытаясь прекратить бесконечный внутренний монолог, преследовавший его с того самого момента, как он ввязался в эту самоубийственную авантюру. Боже, он начинал чувствовать себя маленькой девочкой, гадающей на ромашке: «он меня любит, он меня не любит, он меня любит, он меня не любит». Хотя правильней было сказать не «любит ли он меня», а «любит ли он мужчин вообще».

Ход мыслей Джеймса прервали звуки музыки, донесшиеся с нижней палубы. Это было довольно закономерно: прямо под его каютой находился солдатский кубрик, а любимый проигрыватель Сливко чудесным образом пережил миссию на острове. Необычно было не то, что в кубрике играла музыка, а что это была за музыка. Свинг, хиты из тысяча девятьсот сорокового года. Заинтригованный Джеймс поднялся из-за стола, вышел из своей личной (слава Богу) каюты и спустился по лестнице в кубрик. Там он и нашел выделывающего танцевальные па Хэнка, в то время как пластинка Каунта Бейси вращалась на проигрывателе. Парни, наблюдавшие за этим подобием танца, чувствовали себя явно не в своей тарелке.

- Пытаешься научить их танцевать? - спросил Джеймс, прислонившись к дверному проему. Ребята с надеждой посмотрели на него, надеясь на спасение. Хэнк кивнул. Джеймс предложил помочь. Ребята этого явно не оценили.

- Вы умеете танцевать? - вопрос Реджа прозвучал так, как будто Конрад заявил о том, что может отрастить крылья и летать по воздуху.

- Сомневаюсь, что метод «смотри и учись» тут сработает, лейтенант, - сказал Джеймс, игнорируя вопрос Реджа. – Если они хотят научиться танцевать, то им придется танцевать.

- Да, так было бы лучше, но тут нет девушек, - разочарованно ответил Хэнк.

Судя по тому, как он переглянулся с солдатами, Джеймс понял, что единственных на корабле девушек, Уивер и Лиин, попросили помочь, и они ответили отказом.

- Что за вздор, девушки для уроков танцев не обязательны! Ну, кто хочет пойти первым?

- Я хочу попробовать» - быстро подал голос Сливко. Он взволновано подскочил, но тотчас же осекся: «Стойте, но я должен… разве не один из нас…».

- Все в порядке, ты можешь вести, - кивнул Джеймс.

Еще три секунды назад танцевать в роли женщины казалось ребятам, да и Хэнку, унизительным, но теперь это стало крутым. Отношение к танцам в отдельно взятом кубрике изменилось под влиянием невероятного Джеймса Конрада.

Редж нерешительно подошел к Конраду, тот поощрительно улыбнулся. Они стояли лицом к лицу довольно долго, не произнеся ни слова.

- Тебе надо положить руку мне на талию, Сливко, - побудил его к действию Джеймс.

- Верно, извините.

Джеймс скользнул одной рукой по плечу Реджа, а другой взял его ладонь. Только тогда Джеймс понял, насколько со стороны это выглядит смешным, но он уже зашел слишком далеко.

- Хорошо, теперь просто повторяй за мной. Вот так, понял? - Джеймс медленно направлял движения Реджа, пока тот не стал чувствовать себя более уверенно. Спустя минуту они ускорились, начали попадать в такт и почувствовали ритм песни. Все с наслаждением следили за их танцем. Редж, казалось, втянулся, заставил Джеймса покрутиться, потом притянул его ближе к себе.

-Поддержи меня, - сказал Джеймс через несколько минут.

- Что? – Редж удивленно открыл глаза.

- Сделай поддержку! Ты сможешь!

Редж это сделал. Все происходящее было волнующе-веселым. Редж широко улыбался, что объяснимо, Джеймс, вот странно, улыбался ему в ответ. Внезапно Редж смутился. Он резко поскучнел и погрустнел. Улыбка исчезла с лица Джеймса. Торжественно Сливко вывел его из поддержки и отступил.

- Глупо получилось. Я даже не люблю танцевать, - сказал Редж. Он выглядел убитым горем. Джеймс чувствовал себя не лучше. Он немного постоял на месте, прежде чем подойти к проигрывателю и выключить его. Песня замедлилась, а затем остановилась.

- Думаю, на сегодня достаточно. Мне нужно доделать работу. Был рад вас видеть, парни.

Джеймс быстро вышел из комнаты и поднялся по лестнице, чувствуя себя смущенным. Он долго принимал душ, пытаясь смыть с себя это странное чувство, но не преуспел в этом. Он забрался на свою слишком маленькую кровать и пожалел, что пошел разбираться со всей этой музыкальной историей.

«Нет, это не честно, – подумал он, - но это того стоило. Конечно, я выглядел из-за него идиотом, но, казалось, он был счастлив». Конрад не смог сдержать улыбку, вспомнив, каким счастливым был Редж и как хорошо танцевал. Он был единственным, кто решился попробовать – еще один пример огромной храбрости Сливко, пусть и несколько иного рода, чем та, которую он проявил во время миссии. Конрад даже рассмеялся про себя, вспомнив, как все были обескуражены, когда он позволил Сливко вести. Он резко перестал смеяться, ему не стало грустно. У него встал. Джеймс не помнил отчетливо, в какой момент это произошло, и на что он так отреагировал. Джеймс знал, что Сливко ему немного нравился, но, Боже, только одного воспоминания о злополучном танце оказалось достаточно, чтобы он завелся. У Конрада довольно давно никого не было: выбор партнеров во Вьетнаме был не ахти, но это явно не оправдание для внезапной эрекции, подходящей разве что мальчику-подростку.

«Сливко всего лишь двадцать лет. Он, наверное, легко возбуждается», - подумал Конрад прежде, чем смог себя остановить. Его член дернулся, и Джемс решил разобраться с проблемой. Он неохотно опустил руку вниз и погладил себя через пижамные штаны. Боже, это было одновременно и прекрасно, и ужасно, но не потому что Конрад мечтал о человеке своего пола. Он потратил много лет, чтобы принять эту часть себя. Сливко был именно тем мужчиной, которого он хотел. Юношей, если быть точным. Юношей, который под давлением обстоятельств вынужден был стать мужчиной. Конрада всегда полностью удовлетворял анонимный секс в грязных клубах (слишком громкое название для темных подвалов, если честно). Так было семнадцать лет. И он не видел причины, чтобы что-то пошло иначе. Конечно, он иногда мечтал о человеке, с которым можно было бы говорить обо всем, держаться за руки, просыпаться рядом… Желание проснуться рядом со Сливко заставило член Конрада снова дернуться.

«Господи, да что со мной не так?». Конрад никак не мог свыкнуться с мыслью, что в глубине его влечения к Сливко лежит нечто больше, чем простая физиология. Во время дрочки он заставил себя думать только о довольно обезличенных вещах. Например, как Редж выглядел бы в душе, или на четвереньках, или растягивающий себя пальцами….

Конрад никогда не опускался до того, чтобы фантазировать о Сливко в таком ключе и так откровенно. Прошло удручающе много времени, а он так и не смог кончить. Конрад понял, что гиперэротические фантазии не помогут ему достигнуть желаемой разрядки, но он все еще отчаянно пытался. Наконец Джеймс сдался и позволил своему разуму переключиться на приятные воспоминания. Каким расслабленным было лицо Сливко, когда он слушал рок-н-ролл. Как он смеялся. Как звучал голос, когда он находился в легком подпитии. Как Сливко смотрел на него в ту первую ночь на корабле. Как Сливко взглянул на него, когда окончательно решил предать полковника и спасти жизни всех.

Конрад рассердился. Мало того, что он унизительно дрочил на сладкие воспоминания, но даже это не помогло. Он был так близко, почти на краю, но не мог кончить. Каждая хорошая мысль прерывалась жестоким напоминанием о том, что Сливко - солдат, который просто находится под впечатлением от умений и звания Конрада.

«Он, пожалуй, согласился танцевать со мной, потому что чувствовал себя обязанным», - внутренне простонал Конрад. Он продолжал мучить себя мыслями о гетеросексуальности Сливко, пока не провалился в сон, так и не выпустив стояк из ладони.


Редж проснулся в плохом настроении. Он ложился спать рассерженным, надеясь, что за ночь это пройдет. Он злился на Конрада: тот заставил выглядеть его идиотом. Он злился на Хэнка, потому что тот всегда вел себя как идиот. Но больше всего он сердился на себя, потому что ощущал себя идиотом.

Редж за свою короткую жизнь слишком много раз ошибался. Он плохо успевал в школе. За время военной подготовки на него наорал каждый из его подразделения, а может даже и эскадрильи. Во время войны он постоянно получал взыскания за принятие нерациональных решений: он щадил людей, не повиновался приказам, возвращался за брошенными на произвол судьбы товарищами. После того как его выбор, оставить полковника и спасти Конга, оказался правильным, он стал вести себя чуть уверенней. Хотя, на самом деле он пребывал в постоянном замешательстве. Ему казалось, что он все делает не так. Он не знал, как на самом деле должен вести себя мужчина. Не мог догадаться, что чувствуют другие люди. Неправильно понял, что означает «уроки танцев». Это ведь значит уроки танцев и ничего больше? Он ошибся на счет отношений Конрада и Уивер, и после неудачного намека на их роман Сливко получил довольно грубое внушение от Уивер. Пощечину, если быть точнее. Прошло всего четверо суток из двадцати двух дней пути, самолетов в этот раз им не дали, предоставив для возвращения домой только корабль. За это время Редж уже успел допустить несколько ошибок. И каждый раз, когда он это делал, то думал о худшей ошибке своей жизни, когда спросил отца, почему мальчики не выходят замуж за мальчиков. Ему было одиннадцать лет. Это было самое жестокое избиение в его жизни, и будь он проклят, если когда-нибудь забудет случившиеся. Редж решил, что война лучший способ выпустить свой гнев, теснившийся в его груди с тех пор. Но это не сработало: гнев превратился в грусть, грусть превратилась слабость, а слабость стала постоянной болью. Боль немного утихла, когда появился Конрад. Он был сильным, но добрым. Редж впервые встретил лидера, который не был жесток. И внезапно оказалось, что быть храбрым не так уж и сложно. Редж снова стал ощущать себя тем, кем был до избиения. Только теперь он стал мужчиной, молодым, но все же мужчиной и у него появились желания. Желания, который он не мог себе объяснить. Вначале они носили вполне невинный, по крайне мере не сексуальный характер. Он отчаянно нуждался в одобрении Конрада, хотел, чтобы тот чаще дотрагивался до него, пытался найти способ его рассмешить. Потом все стало гораздо … сюрреалистичней. Ночью на острове он наблюдал, как Конрад брился, и мечтал, чтобы тот этого не делал. Сливко нравилась щетина. Он необъяснимо долго пялился на лохмотья Конрада. В ту первую ночь на корабле, когда они долго смотрели друг на друга, Сливко было немного пьян. Он вспоминал об этом снова и снова уже в постели, отчаянно пытаясь не выдать себя ни звуком.


Лучше бы для Сливко все это осталось на периферии его сознания, но теперь, когда до него дошел весь масштаб проблемы, появился серьезный повод для беспокойства. В ту секунду, когда он поддержал Конрада в танце, Сливко ощутил прилив любви такой силы, что впервые за многие годы почувствовал себя живым. Это было ужасно. Даже если забыть о том, что Конрад – мужчина, что все равно невозможно сделать, он был в два раза умнее его, в двадцать раз красивее. Короче говоря, скорее снежок не растает, попав в геенну огненную, чем Сливко может рассчитывать на ответные чувства. Конрад, наверное, давно все понял про него. Все было очевидно еще и до танца. И что сделал старина капитан? Был снисходителен к нему? Дал ему понять, что все это надо резко прекратить, как отодрать пластырь с болячки? Нет, он прифланировал к ним в своей дурацкой футболке в облипку, засунул свои большие сильные руки в карманы и стоял, опершись о дверной проем, сексуальный засранец. А когда они танцевали, Редж осознал все буквально за секунду. Он пялился на одежду Конарда в ту ночь на острове, потому что хотел, чтобы она исчезла. Понятно, почему он считал, что Конрад и Уивер в отношениях, потому что любая женщина хотела бы Конрада. Он представлял себе лицо Конрада, пока все остальные отдыхали, потому что он урод и придурок.

Редж плеснул себе водой в лицо. Потом еще раз. Он старался не смотреть в зеркало. Он не хотел сидеть себя сейчас, а возможно и в обозримом будущем.

Сливко пропустил завтрак. Он слушал любимые песни снова и снова, но теперь он слышал в них совсем иное, чем раньше. Это походило встречу со старым другом, с которым вы не виделись много лет. Но это встреча не из тех, которые бывают приятными или вызывают прилив ностальгии. Напротив, вы оба чувствуете себя подавленными, старыми и смущенными. Это было как первые недели во Вьетнаме. Во время которых ему открылась неприятная правда: все, что ему внушали, было ложью. Несмотря на то, что Реджу было всегда не занимать самоедства, сейчас он чувствовал себя гораздо хуже, чем когда-либо.

Конрад почти не видел Редж в тот день. Он надеялся, что Сливко просто придет в столовую, будет вести себя как обычно и все вернется на круги своя. Вместо этого между ними словно повисла пустота, как незаконченная фраза иди оборванная песня, которую они как раз прервали не дотанцевав. Про Реджа спрашивали все, не только Конрад. Когда солдаты сказали, что Сливко плохо себя чувствует. В столовой раздался общий вздох разочарования. Хоть Редж в это никогда бы не поверил, но он нравился всем без исключения людям на корабле. Конрад именно поэтому и увлекся Сливко. У многих людей красивое тело, но Конрад не знал никого такого же доброго, храброго и щедрого как Редж.

Конрад хотел поговорить с Реджем, но в этом желании было двойное дно. Ему не просто нравилось беседовать со Сливко, но и отчасти он надеялся, что разговор поможет стереть воспоминание о ночной неудаче. Он полагал, что Редж не хочет его видеть (тот, похоже, стал избегать его), но Конрад, движимый наилучшими побуждениями, все же решил его проведать.

Конрад оставил завтрак недоеденным и отправился в кубрик. Когда он открыл дверь, Редж немного повернул голову, чтобы узнать, кто пришел, поморщился и стал смотреть в потолок.

- Сливко, - сказал Джеймс. Хотя он больше ничего не произнес, оба они чувствовали, что сказано даже слишком много. Минута прошла в тишине.

- Сливко, я просто хотел убедиться, что с тобой все нормально. Может, тебе стоит пойти в лазарет, если ты…

- У меня болезнь другого рода, - оборвал его Редж.

Прошла еще минута. Во время которой Джеймс задавал себе вопрос имел ли Редж в виду то, что пришло ему на ум, но решил, что это маловероятно.

-Хорошо, если тебе что-то понадобится…. Дай мне знать, – Конрад не хотел уходить, но понимал, что не может дольше оставаться. Он немного постоял, ожидая, что Редж все же ему ответит, но тот молчал. Конрад ушел, больше ничего не сказав.

Редж, в конце концов, поел, но совсем немного, ему явно было не до обеда. Все были весьма этим обеспокоены. Никто со всего судна не любил еду больше него. Конрад все время смотрел на Реджа, но тот больше не поднимал на него взгляд.

Дважды в промежутке между завтраком и обедом Конрад подводил себя к самому краю, но так и не смог кончить, и каждый раз ему становилось все хуже и хуже. Он впал в отчаянье, что отразилось на его эротических фантазиях. Обычно образы, мелькавшие в его голове, не были детализированные, это был просто нарезка из разных возбуждающих вещей без какой-либо последовательности или общей темы. Теперь же он представлял себе сложный сценарий, состоящий из соблазнения, заигрываний, просьб. Все заканчивалось жестким и диким трахом. Конрад воображал, как просит прощение у Сливко за все, что сделал не так. Даже мысли об этом принесли ему облегчение морального свойства. В остальном фантазии оказались бессильны, и он так и не смог довести себя до оргазма. Джеймс был зол настолько, что почти ударил кулаком в стену, когда он снова услышал музыку. На этот раз звучала одна их песен группы Creedence Clearwater Revival.

Джеймс хмыкнул, натянул штаны и сбежал вниз по лестнице к кубрику. Он ожидал найти там всех солдат, но Редж был один.

-Ты не мог бы это выключить, - потребовал Конрад.

-Что! Я вас не слышу, - вызывающе ответил Редж, хотя оба понимали, что он все прекрасно слышит. Конрад подошел к нему, ткнул носком ботинка кнопку питания на проигрывателе. Испуганный Сливко попытался отступить к стене, но Конрад схватил его за рубашку и притянул ближе.

- Я сыт по горло этим дерьмом, - прорычал он.

- Чччто... каким дерьмом? – еле слышно ответил Редж. Конрад дернул его на себя, а потом толкнул к стене, заставляя Реджа сфокусироваться на его лице.

- Я не люблю оставлять дела неоконченными. Не могу закончить остальное, пока не завершу что-то одно, - во взгляде Конрада плескалась безжалостность.

- Какое дело? – Редж был по-настоящему растерян.

Конрад вздохнул:

- Мне не понравился, как закончился наш урок танцев. На самом деле, мне это оооочень не понравилось. Сейчас мы сделаем это еще раз, и ты не будешь ломаться.

Редж, мягко говоря, выглядел удивленным

- Мне поставить песню? Ну, ту…

- Нет. Мне не нужна музыка, - Конрад сделал шаг назад.

Редж, не желая злить Конрада, поспешно схватил его за руку и обнял за талию. В этот раз Конрад не положил ладонь на плечо Сливко, а провел ею по спине, крепко прижимая юношу к себе. Редж тихо ахнул, ощутив, как близко их тела прижаты друг к другу. Он уговаривал себя не возбуждаться, но это было выше его сил, особенно, когда он почувствовал чужой член, упиравшийся в пряжку его брюк. Теперь настала очередь Конрада выдохнуть сквозь зубы. Он сглотнул и провел ладонью по спине Редж, ощущая, как загорелое тело Сливко дрожит под его прикосновениями. Этого было достаточно, чтобы свести Конрада с ума. Он наклонился к Сливко, почти коснувшись губами его уха. Колени Редж предательски задрожали.

- Почему ты злишься на меня, Сливко, - прошептал Конрад.

- Ненавижу себя за то, что я чувствую из-за вас, - ответил Редж на удивление быстро. Видимо, он долго размышлял об этом в одиночестве.

- Как ты себя чувствуешь? – Конрад почти касался губами шеи Редж, не целуя, но находясь буквально в миллиметре от кожи

- Я чувствую себя глупым, нервным и смущенным. Я злюсь, - Редж говорил так тихо, что его едва было слышно, но он не смог заставить себя говорить громче. Он так ослаб.

- Что-то еще? – Конрад положил обе руки на бедра Реджа, заставив их члены соприкасаться. Редж издал судорожный вздох и вцепился в плечи Конрада. Тот закрыл глаза, теряясь в ощущениях, но продолжил тереться о Реджа.

- Повтори еще раз, что я заставляю тебя чувствовать, Сливко? – голос Конрада у уха Реджа был мягким, но все еще пугающим. Редж вдруг понял, что ему нравится так пугаться.

- Я чувствую тепло, - удалось пробормотать ему.

- Где? – спросил Конрад. Редж отступил немного и почти невесомо дотронулся ладонью до чужого живота. Конрад вздрогнул. Мышцы его пресса были такими же твердыми на ощупь, как и выглядели со стороны.

- Здесь, - прошептал Редж через мгновение.

Конрад лишился дара речи. Это был такой невинный и в тоже время интимный момент. Это завело его еще сильнее, хотя казалось, это было просто физически не возможно.

- Сливко, я… - Конрад провел рукой по волосам Реджа и наклонился, чтобы поцеловать его, но раздался шум. Ребята возвращались после каких-то проделок на корабле. Конрад был на грани, но заставил себя прекратить.

- Капитан, - начал Редж, пытаясь удержать его.

- Приходи ко мне в каюту в полночь. Если ты хочешь этого, - предложил Конрад, отступая. Он выскочил из кубрика, как раз прямо перед возвращением солдат.


В тот вечер они оба не могли даже подумать о сне. Редж проигрывал в своем воображении десятки ситуации, где все заканчивается полным фиаско. Конрад же был убежден, что Сливко просто не появится. Но когда настала ночь, Редж пришел. Из одежды на нем были только камуфляжные брюки, и никакой рубашки. Конрад, напротив, был полностью одет и в очках для чтения. Он взялся за книгу, пытаясь хоть чем-то отвлечь себя. Мгновение они рассматривали друг друга.

- Ты спишь прямо в своей полевой форме? - спросил Конрад с изумлением.

- У меня так долго не было никакого другого варианта, так что я привык, - Редж чуть улыбнулся. Его робкая улыбка была похожа на теплый солнечный луч.

- Что вы читаете?

- Одиссею. Слышал про неё когда-нибудь? – Конрад встал из-за стола, закрыл книгу и медленно подошел к Реджу.

Тот отрицательно покачал головой.

- Это классика. История человека, который возвращается с войны, только чтобы понять, что не так просто вернуться. Он не может доверять тем людям, кому, как он думал, можно доверять… Морские богини терзают его. Это, конечно, фантастика, но я всегда находил ее удивительно жизненной.

Конрад нежно начал пропускать мягкие волосы Сливко сквозь пальцы. Сейчас, когда не было банданы, это было делать намного легче.

- Ты когда-нибудь чувствовал себя так? Будто какая-то могущественная сила играет тобой? – голос Конрада был одновременно и нежным, и могущественным.

Редж только кивнул в ответ.

- Как долго ты знаешь о своей гомосексуальности, Сливко?

Редж сглотнул ком в горле:

- Чуть больше дня, сэр.

Конрада рассмешил и ответ Сливко и то, как он его назвал. Джеймс медленно снял очки для чтения и положил их на стол.

- Тебе не надо обращаться ко мне по уставу, - Конрад подошел еще ближе. Их тела соприкоснулись. Ладони Джеймса блуждали по плечам и рукам Реджа.

- Прости, я немного нервничаю, - ответил Редж еще тише, чем раньше. – Это извращение, не так ли…

Конрад наклонился и нежно поцеловал Сливко в щеку, потом в ухо, в шею, в плечо. Он долго не отвечал.

- В этом нет ничего дурного. С тобой все в порядке.

Услышав это, Редж наконец-то расслабился, позволив себе буквально плавиться под нежными прикосновениями Конрада. Они обнялись еще сильнее. Редж больше не смог сдерживать себя, он застонал, от того как Конрад исследовал его тело. Когда он не смог больше этого выносить, Редж отпустил плечи Конрада, и дотронулся до его лица. Конрад в тот момент оставлял на его груди засос. Он поднял голову. Когда их глаза встретились, Сливко снова занервничал и замер, ничего не говоря.


- Что случилось, - спросил Джеймс. Его акцент был так прекрасен, а одержимость им Реджа была так велика, что он, не раздумывая, бросился вперед, чтобы поцеловать Конрада. Сливко зажмурился, отчаянно цепляясь за шею Конрада. Тот крепко держал Реджа, захваченного страстью момента. Поцелуй был горячий, наполненный вздохами и стонами. Они хватались друг за друга, как будто старались слиться в одно целое. Когда Конрад почувствовал, что член Сливко упирается ему в ногу, он тут же накрыл его рукой. Редж, не сдержавшись, застонал в полный голос.

- Что если они нас услышат? – испуганно прошептал он.

- Нет, малыш, не услышат. Все будет хорошо, - ответил Конрад, утягивая Реджа обратно в поцелуй, продолжая ласкать его. Редж провел руками по груди Конрада, затем расстегнул его рубашку и потянул за полы. Конрад отстранился для того, чтобы избавиться от рубашки, намереваясь вернуться к поцелую чуть позже. Но прежде чем Джеймс успел это сделать, Редж ухватился за его шею и начал сосать, кусать и облизывать ее. Это заставило Джеймса издать низкий рык.

- Блядь, как же хорошо, - простонал Конрад, запрокинув голову назад, и слепо нашарил ширинку на штанах Реджа. Тот продолжал оглаживать мускулистую спину и грудь Конрада, когда тот наконец-то смог справится с пуговицей на брюках, расстегнул молнию и вытащил член. Тот факт, что Редж не надел под форму белье, завел Джеймса самым невероятным образом.

Редж ахнул, когда Конрад взял в руку его челн и медленно начал его поглаживать.

- Блядь… Капитан, - прошептал он Конраду в шею. Конрад так потерялся от ощущения чужого пульсирующего члена у себя в руке, что не обратил внимания на то, что Редж назвал его «капитаном». Сливко оторвался от шеи Конрада, чтобы посмотреть на свой член в его руках. Это заставило Редж утратить остатки разума. Конрад остался очень довольным его реакцией.

- Тебе нравится? - сладким голосом спросил он.

- Да, Господи, да… - Редж закрыл глаза и немного улыбнулся.

- Дотронься до меня, пожалуйста, дотронься, Редж - еле слышно взмолился Конрад. Сливко застонал, когда понял, что Джеймс впервые обратился к нему по имени. Он тут же расстегнул ширинку Конрада, немного приспустил штаны и белье, только чтобы освободить член. Редж сглотнул, когда увидел его. Они никогда до этого не видел чужой эрекции, и это было очень волнующе. Он не был уверен, что это правильно, но это заставило его ощутить себя слабым, решительным и немного грязным.

Редж осторожно обхватил член Конрада, и провел ладонью от основания до головки и обратно. Конрад дрожал, продолжая гладить одной рукой член Реджа, а другой водить по его спине.

- Все нормально? Я все правильно делаю? – срывающимся голосом спросил Редж.

- Да, малыш, это так хорошо. Ты все делаешь замечательно, - Конрад хотел закрыть глаза от переполнявших его чувств, но не смог отвести глаз от Реджа, который буквально корчился от удовольствия.

Они снова поцеловались, и продолжили отдрачивать друг другу, - но когда Конрад почувствовал, что Редж уже близок, тот оттолкнул его.

- Я хочу большего, - сказал Редж очень тихо, изучая Конрада голодным взглядом.

- Чего ты хочешь? – спросил Конрад, немного удивившись желанию Реджа зайти так далеко в свой первый раз с мужчиной.

- Я…. Я хочу, - Редж и так говорил тихо, а сейчас он вообще шептал, как будто делился своим страшным секретом, - Я хочу трахнуться.

Конрад улыбнулся:

- Думаю, мы может это устроить.

Конрад придвинулся к Редж ближе, тот сначала выглядел довольным, но счастье сменилось беспокойством. Он отодвинулся:

- Стой, но разве кто-то из нас не должен…. Нам же нужно… - Редж звучал напугано. Это разбивало Конраду сердце.

- Будет, наверное, проще, если сейчас ты трахнешь меня, - Конрад хотел сделать Сливко приятно, но не был готов на постоянную роль нижнего. Он сам отчаянно жаждал оказаться внутри Реджа.

- На что это похоже? – мягко спросил Редж, после того, когда они оба избавились от брюк.
- Много общего с тем, как быть с женщиной, - Конрад решил, что полуправда и ведущая роль успокоит Реджа, но тот занервничал.

- Я никогда не был с женщиной, - сказал он после паузы.

- В самом деле? Значит ты никогда…

- Да, я никогда…. Это проблема? – Редж еще сильней встревожился.

- Нет, нет, все хорошо. Не переживай, это совсем не сложно, - Конрад взял Реджа за руку, медленно подвел его к кровати и лег на спину. Редж взобрался на него и робко начал ласкать его тело.

- Мне нужно мммм сначала подготовить себя, - Конрад засунул руку под кровать и вытащил небольшую баночку со смазкой.

- Что это? – спросил Редж совершенно невинным тоном.

Конрад усмехнулся:

- Смазка. По сути - это вазелин.

- О, - сказал Редж и подумал: «Из вазелина делают напалм».

Конрад зачерпнул пальцами приличную порцию смазки и, приподняв ноги, потянулся ими к входу. Редж чуть подвинулся, заворожено наблюдая. Конрад начал сразу с двух пальцев. Немного жгло, но бывало и хуже. Он закусил губу, пытаясь сдержать себя. Джеймс закрыл глаза, он прекрасно слышал дыхание Реджа, и было очевидно, что ему нравится то, что происходит. Когда он открыл глаза, Редж держал руку на своем члене неподвижно, очевидно, пытаясь сдержать себя, чтобы не кончить. Это было так восхитительно, что член Конрада дернулся. Джеймс случайно коснулся пальцами того самого места внутри, он задохнулся и вцепился свободной рукой в спинку кровати.

- Ты в порядке, - голос Редж звучал обеспокоено, но он, кажется, понял, что причина случившегося было удовольствие, а не боль.

- Да, да, мне хорошо, - Конрад глубоко вздохнул, вытащил пальцы и перевернулся на живот.

- Ты можешь, если хочешь, - продолжил Конрад.
Редж сделал глубокий прерывистый вдох. Конрад решил, что он войдет прямо сейчас, но вместо этого Редж коснулся ягодиц, раздвинул их и посмотрел на блестящую от лубриканта дырку.

- Я…. Я собираюсь сейчас, - мягко сказал Редж.

- Пожалуйста, - единственное, что мог ответить Конрад.

Редж медленно опустился на кровать, казалось, он парит над телом Конрада. Он аккуратно подвел член к входу и чуть надавил. Джеймс ахнул. Редж втянул воздух, продолжая аккуратно проталкивать член глубже. Отдышавшись, он, наконец, полностью вошел в Конрада.

- О, - выдохнул Редж.

Он двигался так медленно, что Конрад был готов умолять. К счастью, Редж ускорился до того, как пришлось просить о большем. Все длилось совсем не долго, никто из них не произнес ни слова, но все это было сильным эмоциональным опытом для обоих. Сливко потянулся, чтобы убрать волосы с лица Конрада. В этом жесте было столько заботы, Редж показывал Джеймсу, что не просто хочет трахнуть его, а хочет видеть его лицо, знать, что ему тоже хорошо. Единственные звуками, наполнявшими комнату, были прерывистые вздохи обоих и звяканье жетонов Реджа.

По изменившемуся ритму толчков было ясно, что Редж долго не продержится. Он кончил, вцепившись в Конрада. Они лежали так несколько мгновений, пока Редж не вынул свой член и с сожалением понял, что Джеймс так и не кончил.

- Все хорошо, хорошо, - начал Конрад, перекатившись на спину, – это твой первый…

Договорить он не успел. Редж скользнул вниз и жадно взял его член рот. Конрад издал протяжный стон и провел рукой по волосам Реджа.

Услышав свое имя, Редж поднял глаза и встретился с взглядом Джеймса, который окончательно лишился дара речи.

Умения Реджа в минете были явно умениями девственника, но он был настолько полон энтузиазма, так старался, что Конрад ощутил, как внутри все знакомо сжалось.

- Блядь, Редж, я сейчас… блядь, как же хорошо. Я сейчас…. – Конрад пытался предупредить Реджа, но он никак не отреагировал, и вскоре Джеймс кончил прямо ему в рот. Тот выглядел немного шокированным, но губ не разжал, приняв все до капли. Когда Сливко удостоверился, что все закончилось, он осторожно выпустил член изо рта и проглотил все.

- Редж, о Господи, ты…. Не нужно было этого делать, - Конраду начинало казаться, что больше всего в своей жизни он не знал, что сказать, именно из-за этого мальчишки.

- Я знаю. Мне так захотелось, - Редж усмехнулся, но потом закашлялся. Конрад притянул его к себе, укладывая рядом.

- Я не могу... если я останусь здесь. Я должен вернуться. – Редж вновь занервничал. Конрад сел и нежно поцеловал его в шею.

- Я знаю, но ты можешь побыть со мной еще немного.

Они долго лежали, обнявшись, и почти не разговаривали. Сливко даже задремал в объятьях Конрада, так что тому пришлось разбудить его и отослать. Джеймсу не хотелось смотреть, как Редж уходит, но прощальный поцелуй сгладил горечь расставания.



Глава 2
Уроки доверия



На следующее утро Конрад проснулся на удивление отдохнувшим, несмотря на то, что уснул он очень поздно. Джеймс практически бежал в столовую, и был немного разочарован, узнав, что Редж предпочел поспать. Он не мог его за это винить.

В девять ноль Конрад все еще оставался в столовой, где пытался разговаривать с Хэнком и Хьюстоном. На самом деле, он молча сидел, уставившись в пространство, рядом с болтавшими. Конрад надеялся, что если он задержится здесь до прихода Реджа, то это позволит им пожелать друг другу доброго утра, не вызывая подозрений у остальных. Однако, Редж явно не разделял его стратегию, и так и не показался.

В десять утра Конрад сидел в своей каюте, беспокойно постукивая карандашом по столу. Он пытался работать, но все его мысли были заняты Реджом. Джеймс представлял, как в тайне ото всех они обменяются поцелуем во время случайной короткой встречи, Редж улыбнется ему и как все будет хорошо. Он не мог прекратить думать об этом на протяжении полутора часов. Пробило одиннадцать утра, а Редж так и не появился. Конрад не отрываясь смотрел на часы на столе, считая количество делений, которое преодолела стрелка передвинувшись от 11.25 к 11.26. Потом он посчитал расстояние, которое преодолела стрелка, двигавшись от 11.26 к 11.27. Сравнил с предыдущим наблюдением. Занятие было отупляющим и бессмысленным. В конце концов, Конрад улегся на кровать и вперил взгляд в потолочный вентилятор. Он понял, почему Редж с таким удовольствием предавался этому депрессивному времяпрепровождению. Через какое-то время Конрада уснул. Это был тяжелый сон без сновидений. Проснувшись, Джеймс почувствовал себя разбитым. Он сел и горестно вздохнул. Скрип кровати прозвучал громом в тишине комнаты, где не было никакого другого движения. Потолочный вентилятор уныло жужжал, на письменном столе пикнули наручные часы, больше звуков не было. Конрад привык к моментам, подобным этому, большую часть жизни он стремился к ним, однако в этот раз тишина была уж слишком оглушающей. Какое-то время ему понадобилось, чтобы уговорить себя подняться. Сделав это, он побрел в столовую, где никого не оказалось. В солдатском кубрике тоже было пусто. На авианосце, рассчитанном на шесть тысяч человек – очень много места, а когда на борту всего восемьсот пассажиров, то большая часть корабля пустует. В данный момент желание Конрад встретить Реджа трансформировалось во «встретить любого живого человека», но ему не хотелось бродить по кораблю в поисках знакомых. Конрад спустился на нижнюю палубу, где несла смену команда. С лестницы он смотрел на них какое-то время: несколько минут или гораздо дольше, сложно было сказать. Конрад был так занят, наблюдая за матросской службой, что лишь похлопывание по плечу вывело его из транса.

- Что ты тут делаешь? – улыбнулась Уивер, усаживаясь рядом на стальные ребристые ступеньки.

- Могу задать тебе тот же вопрос, - ответил Конрад, чувствуя, что встреча с подругой немного подняла ему настроение.

- Конечно. Тебя не хватало за обедом. Мы скучали.

- Очень в этом сомневаюсь.

Уивер хихикнула. Повисла пауза, но в ней не было неловкости.


- Сливко был на обеде? – спросил её Конрад, не оборачиваясь. – Я знаю, он пропустил завтра, - добавил он, надеясь, что выглядит в глазах Мейсон встревоженным другом, а не покинутым любовником.

- Ага. Похоже, он сильно подустал, а так выглядел как обычно, - голос Уивер звучал жизнерадостно, но на Конрада она смотрела с беспокойством.

- Он спрашивал обо мне? – Конрад вздрогнул, когда сказал это. Это прозвучало глупо. Он сделал ошибку.

- Хм…. Нет, - Уивер сказала «хм», чтобы быть милой. Они оба это знали. На самом деле Редж был единственным, кто не справился о том, где Конрад. – У него есть причины интересоваться твоим местонахождением?

- Мы вместе работаем над одним проектом, - быстро ответил Конрад, - я понял, что в системе есть бреши, и мне хотелось узнать его мнение, но мы никак не можем пересечься, - Джеймс был хорошем лжецом. Он соврал так быстро, что он даже сам не сразу понял, что сказал. Обычно Джеймс звучал убедительно, но тут версия получилась не очень гладкой и явно оставила вопросы. Он по-прежнему лгал очень естественно, но если сравнивать ложь с дыханием, то это явно было дыхание Чейна-Стокса.

- Ха, интересно. Но это не повод ему тебя искать, – Уивер изогнула бровь. Конрад вздохнул, потом тихонько хмыкнул. Мейсон все-таки была той еще штучкой. У Конрада не осталось сил придумывать для нее ложь, в которую она поверит.

- Стоит ли врать? Мы оба знаем, что это личное. Зачем ты суешь нос не в свое дело? – Конрад понял, что улыбается, но улыбка вышла нерадостной. Уивер с еле срываемым торжеством улыбнулась в ответ.

- Тут на корабле больше и делать нечего, только совать нос в чужие дела, - она легонько ткнула Конрада в плечо.

- Почему же я не лезу в твои дела?

- Потому что это было бы не в твоем стиле, - Уивер довольно плохо спародировала его. – «Я капитан Конрад и у меня нет друзей».

Конрад от души расхохотался.

- Мне было лучше без друзей. Никто не выведывал, чем я занимаюсь.

Уивер тоже засмеялась. Все происходящее показалось Конраду на то, как если бы он пил горячий суп во время болезни. И хоть тебя все еще знобит и ты нездоров, но после супа все вокруг становится куда лучше.

Конрад и Уивер немного поболтали о том, о сем, такие разговоры всегда самые лучшие. Наконец Уивер поднялась и встряхнулась.

- Пойду-ка я, пока от сидения на этих ступеньках у меня шрамы не появились,- сказала она, потягиваясь и разминая затекшие конечности. Вставший следом, Конрад понял, что до этого даже не ощущал в насколько неудобной позе он сидел. Тело тут же заныло.

- Знаешь, - добавила Уивер лукаво, - почти вся команда сидит на верхней палубе и наслаждается хорошей погодой. Кажется, я видела там солдат. Это на тот случай, если ты все еще беспокоишься о своем проекте.

Сказав это, она повернулась и, взмыв по лестнице, исчезла также внезапно, как и появилась. Конрад улыбнулся. Несмотря на то, что он все еще чувствовал себя истощенным. Из-за чего бы ни был расстроен Редж, Конрад не мог не признать, что хорошо, что кто-то за ним приглядывает, даже если этот кто-то смотрит за ним слишком внимательно.

Конрад прошел через палубу к лестнице на правом борту (это был самый короткий путь к верхней палубе) и начал свой подъем через 7 пролетов. Пока Конрад шел, то пытался убедить себя, что он слишком остро реагирует, и что ни для него, ни для Реджа прошедшая ночь не значила ничего. Но убеждая себя в этом, Джеймс попадал в парадокс. Потому что если он слишком остро реагировал, то это как раз доказывало наличие у него чувств к Реджу.

Джеймс поднялся на шестую палубу и замер, залюбовавшись тем, как солнце льется через двери на лестничную клетку. Бледно-оранжевые лучи согревающе освещали темную, потертую сталь ступеней. На секунду Конрад почувствовал себя умиротворенным. Его безмятежное забытье было прервано слабыми звуками Born on the Bayou, доносившимися из-за двери. Конрад толкнул ее. Почти вся команда выбралась на верхнюю палубу, где проводила время в болтовне, наслаждаясь видом Тихого океана. На другом конце палубы солдаты как всегда играли в карты, с ними был и Редж, одетый в свою раздражающую рубашку. Он смеялся, как будто ничего и не произошло. Конрад ощутил странную смесь облегчения и гнева. С одной стороны, он был рад увидеть Реджа. Особенно таким, когда он купался в солнечном свете, смеялся и выглядел совершенно беззаботным. С другой стороны, как Сливко мог быть таким равнодушным, в то время как Джеймс так страдал. У Конрада довольно часто случались отношения на одну ночь (только такие и были, если быть честным). Однако отношения, начавшиеся со спасения жизни несколько раз подряд, не должны заканчиваться так, когда вы просто разбегаетесь в разные стороны. Что за чудовище скажет: « ты заставляешь чувствовать тепло» - за несколько часов до окончательного разрыва? Конрад прошелся по палубе и повернул обратно. Он задавался вопросом, как это возможно, что вчерашний Редж и нынешний Редж, режущийся в карты, был одним и тем же человеком. Это заставило Конрада мыслями обратиться к воспоминаниям о прошлой ночи, от этого он почувствовал немного возбужденным и чуточку больным. Джеймс решил прекратить думать об этом. Редж посмотрел на него. Конрад был довольно далеко, но Сливко сумел поймать его взгляд. После этого он встал и пошел прочь. Конрад хотел броситься за ним, но его шоковое состояние, помноженное на здравый смысл не дали ему этого сделать. Он просто остолбенел и почувствовал себя идиотом. Осознав, что он не сможет одновременно сохранить лицо и броситься за Реджем, Корад повернулся и медленно, как только мог, пошел к лестнице. Оказавшись за дверью, он побежал. Конрад сбежал вниз по лестнице на пятую палубу, пересек ее, надеясь поймать Реджа на второй лестнице. Открыв дверь, он услышал шаги, удаляющиеся от него, и повернул за угол. Сердце Конрада колотилось как бешенное, частично за это был в ответе неожиданный спринт, но в большей степени сердце колотилось от того, что ему казалось, что он не видел Реджа уже неделю.

- Редж! – крикнул Конрад ему в след, но тот только пошел быстрее. – Редж! Почему ты бежишь?

- Оставьте меня в покое! – огрызнулся Редж, но замедлил шаг.

- Я оставлю! – ответил Конрад с отчаяньем.

Редж остановилось. Все остановилось. Эхо криков и звуки шагов звучали на лестнице дикой какофонией, но теперь все стихло.

Голос Конрада был мягким и очень тихим, а дыхание тяжелым. Он спустился на полпролета на площадку, где, отвернувшись, стоял Редж.

- Я не буду больше беспокоить тебя, только скажи мне почему?

Прошла минута, перед тем как Редж повернулся. У него покраснел нос, а по щеке ползла слеза. Редж зло стер ее тыльной стороной ладони.

- Ты в порядке? – спросил Конрад и потянулся к нему, но Редж отпрянул.

- Я не дурак, знаете ли. Это может стать для вас неожиданностью, потому что все так думают, но я не дурак, - вторая слеза покатилась и также была безжалостно стерта.

- Я так не думаю, Редж, я никогда так не думал….

- Вы можете просто это прекратить? Пожалуйста? – выражение лица у Реджа было грустным, а голос звучал нервно с оттенком изнеможения.

- Прекратить что?

- Лгать! Разумеется!

Конрад не знал, что ответить, так как представления не имел, о чем говорит Редж.

- Когда я лгал тебе?

- Как будто вы не знаете, - Редж издевательски усмехнулся.

Конрад сделал шаг вперед, Редж не отступил. Джеймс крепко схватил его за руки, и хотя Редж не сопротивлялся, он отвел глаза, как будто взгляни Сливко на Конрада, то тут же бы стал камнем.

- Я не знаю! Скажи, когда я солгал тебе, - скрипнул зубами Конрад. Он больно держал Реджа. В глазах предательски защипало.

- Тогда, когда ты сказал, - сказал Редж еле слышно и с дрожью в голосе. По его лицу вновь поползли слезы. – Ты вел себя так….

- Как, Редж, - прошептал Конрад, немого ослабив хватку.

- Ты вел себя так, как будто я был тебе не безразличен.

Конрад отпустил его.

- Вел себя? Ты думаешь, ты мне безразличен?

- А разве может быть иначе? Мы совершенно разные. Нет никакого способа…. Это не имеет никакого значения, - Редж снова отвернулся, будто пытаясь решить в уме сложную математическую задачу.

- Как я могу убедить тебя, что ты мне очень дорог? – Конрад подошел к Реджу сзади и нежно заключил его в объятья. Редж весь сжался, но не сопротивлялся. Он больше ничего больше не сказал. – Ты особенный, Редж. Это не… это не то, что я делаю слишком часто.

- Значит у тебя было не так много мужчин? - спросил Редж с тихой надеждой, поворачиваясь к Конраду.

- Мне никто никогда не был так важен как ты, - уклонился от прямого ответа Конрад. Похоже, это сработало, потому что Редж немного улыбнулся и уставился в пол.

– Редж, я думал о тебе постоянно с первого дня нашей встречи.

- О, - улыбнулся Редж, - я не знал.

- Я хочу тебя из-за того какой ты человек, а не только потому что ты симпатичный, - тихо сказал Конрад, невесомо чертя пальцами линии на руке Редж. Момент был прерван восклицанием Реджа:

-Симпатичный? Ты, наверное, шутишь?!

Конрад нахмурился.

- Нет, я не шучу.

Редж недоверчиво ответил:

- Тогда ты слеп. Ты? Меня? Ты считаешь меня привлекательным? Это нелепо! – вздохнул Редж, но он выглядел польщенным.

- Редж, в поисках тебя я обежал весь этот обшарпанный корабль. Я не могу себя контролировать, когда ты рядом. Я чуть не погиб, спасая твою жизнь на острове. И ты думаешь, что прошлая ночь была всего лишь одноразовым сексом? – Конрад усмехнулся. – Я не могу винить тебя. Я сам пытался убедить себя в том, что ничего особенного не произошло. Но я слишком опытен, чтобы в это поверить

У Реджа было такое лицо, словно он собирался что-то сказать, но не смог. Они просто мгновение смотрели друг на друга, а потом, Конрад не был уверен точно в какой момент, они начали целоваться. И это опьяняло. Опьяняло так, что они не заметили, как открылась дверь на лестницу. Когда она хлопнула, раздались голоса и послышались шаги, Конрад вытащил Редж обратно на палубу, и они, взявшись за руки, отправились в каюту Конрада.

Как только Конрад закрыл за ними дверь, Редж вовлек его в отчаянный поцелуй. Его пальцы зарылись в волосах Конрада, обхватали его лицо, огладили шею. Конрад спустился поцелуями по шее Реджа. Он извивался в объятьях, пытаясь выпутаться из шорт, которые уже до этого свели Конрада с ума.

- Что ты хочешь, малыш? Можешь сказать мне, - зашептал Конрад Реджу на ухо, побираясь правой рукой все ближе и ближе к его стоящему члену. Он только хныкнул.

- Скажи мне, чего ты хочешь, - нажал Конрад.

- Я не знаю как, - прошептал Редж, - я не знаю, как это сделать.

Конрад глубоко вздохнул, пытаясь, сосредоточится, и понадеялся, что Редж имеет в виду тоже, что и он.

- Сначала я вымою тебя и подготовлю. Вот так. Ты хочешь этого? – спросил Конрад, стараясь говорить как можно мягче, успокаивая. Сливко кивнул, и Конрад повел его в ванную. Он аккуратно раздел Реджа, и они вместе встали под душ. Когда Конрад начал мыть его Редж закрыл глаза. Он ощущал себя смущенным, но в тоже время в невероятной безопасности. Несмотря на странность ситуации, Редж возбуждался все сильнее и сильнее от того как Конрад держал его, как близко он был, как чувственно его мыл. Конрад аккуратно нанес мыло на край ануса Реджа, намыливая его нежно и медленно. Редж хныкнул и прислонился к стене душевой. Конрад протолкнул один палец глубже.

- Я не знал, что чистым можно быть и там, - сказал Редж тихо.

- Это так, ты будешь таким чистым Редж. Ты будешь так готов принять меня, - Конрад не очень уделял внимания тому, что говорил, вместо этого он сфокусировался на аккуратном мытье и растягивании Сливко. Конрад нежно прикусил уха Реджа и добавил второй палец.

- Как ты себя чувствуешь, Редж? – прошептал Конрад, прокладывая дорожку из поцелуев по шее.

- Хорошо. Это так хорошо, - втянул воздух Редж, изо всех сил пытаясь отдышаться.

- Ты хочешь большего? Ты хочешь, чтобы я тебя трахнул? – спросил Конрад немного грубовато. Редж пылко закивал.

Конрад быстро вынул пальцы из Реджа и выключил душ. Он завернул Реджа в полотенце и аккуратно вытер. Все это заняло пару минут. Редж невинно потянулся к Конраду с поцелуем, и он вышел удивительно спокойным, несмотря на то, что оба были на взводе. Конрад потянул Реджа к постели, не разрывая поцелуя. Он уложил Реджа на кровать и взобрался на него. Конрад не мог перестать улыбаться, нежно покусывая шею Реджа.

- Скажи снова, как сильно ты меня хочешь, - прошептал Редж. Конрад рассмеялся ему в шею.

- Я так давно хотел тебя Редж, что с трудом мог это выносить. Я все время думал о тебе и постоянно думаю, - Конрад потянулся к его члену и с радостью обнаружил, что тот уже совсем твердый. Редж вздохнул, закрывая глаза.

- Конрад, пожалуйста, - простонал Сливко. Конрад рыкнул и посадил Реджа себе на колени. Его достали формальности, и он был намерен заставить Сливко назвать его по имени. Джеймс смазал два пальца и медленно протолкнул их внутрь. Редж застонал, крепко вцепившись ему в плечи.

- Блядь, как хорошо, я так хочу оказаться внутри тебя, Редж, - голова Конрала пошла кругом, когда он нащупал ту самую точку. Он убедился, что это именно она, когда Редж откинул голову назад и подался вперед бедрами.

- Это… черт, это так, блядь, - Сливко выгнулся. Конрад рассмеялся, продолжив тереть чувствительный бугорок, что заставило Редж бессвязно стонать.

Не в силах больше слеживаться Конрад вошел в него. Редж впился ногтями ему в спину, ахнул и застонал, уткнувшись в изгиб плеча. Конраду потребовалось всего несколько мгновений, чтобы вновь начать попадать по простате. Он бил туда снова и снова, чтобы заставить Реджа назвать его по имени. Сливко отпустил его плечи и упал на кровать, хватаясь рукой за спинку и отчаянно выгибаясь.

- Блядь, блядь, блядь, блядь, - Редж, кажется, забыл все остальные слова, кроме этого. Конрад не мог поверить, что Сливко оказался на грани так скоро, но все равно на всякий случай он решил помочь ему рукой. Сливко извивался, полностью потерявшись в ощущениях.

- Я близко, - заикнулся Редж через мгновение, и Конрад почувствовал, что он тоже на краю. Конрад наклонился вперед и чуть прикусил шею Реджа, он понял, что не сможет долго сдерживаться и взмолился:

- Пожалуйста, Редж, назови меня по имени. Редж, я хочу услышать его от тебя.

Сливко повиновался. Сказать, что он проорал «Джеймс!» было бы преувеличением, но сказано это было громким и срывающимся голосом. Вышло очень сексуально. Этот возглас заставил Конрада мощно толкнуться вперед и кончить, за ним последовал и Редж. Они рухнули на кровать, пытаясь отдышаться.

- Значит, - сказал Редж, - это не на один раз?

Конрад рассмеялся:

-Одноразовые вещи они на то и одноразовые, что никогда не случается дважды.
Редж улыбнулся и закрыл глаза. Он выглядел умиротворенным и очень счастливым. Конрад провел рукой по изгибам спины Реджа и притянул его ближе. Для них обоих впервые за много лет это был момент чистого счастья.




URL записи

@темы: чукча-писатель, чукча-переводчкик, фанфик, сливко, рекомендую, конрад, кинг конг, важнейшим из всех искусств

URL
   

число молекул всегда одно

главная